?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

Он замолчал. Теперь он ваш, потомки.
Как говорится, «дальше — тишина».
…У века завтра лопнут перепонки —
Настолько оглушительна она.


Нина Матвеевна Соротокина
1 января 1935, Дегтярск — 7 мая 2019, Москва


Еще раз про прощание:

Прощание с Ниной Матвеевной Соротокиной состоится 10 мая в Троицке.

11.00 – панихида в МоСТ.
Адрес: площадь Верещагина, дом 1
Невестка Наташа написала мне: «Площадь будет зарежимлена
Пускать только машины на панихиду , скажите своим что б сообщали , что едут на прощание».

12.30 – отпевание, Троицкий Храм. Адрес ул. Солнечная, дом 1.
13.30 – Троицкое городское кладбище. Но думаю, прямо туда приезжать не надо, не найдете.
14.30 – поминки, пикник.
Да, пикник. Потому что это поминки по Нине Матвеевне!

Если захотите приехать – это, кстати, несложно из Москвы - она любила живые цветы. Она очень любила живые цветы. И она любила общество своих единомышленников. А читатели – всегда единомышленники.
Мрачные легенды о цветах существуют у всех народов мира. Обычно такими свойствами награждают душистые белые цветы. Именно они становятся спутниками жутких существ или героями трагических легенд.
Тубероза, гардения и жасмин самбак: цветы соблазна и смерти.

Те, которые я нашла, я не исходила все кладбище, и я не пошла в ту часть, где хоронили массово, во рвах, потому что... Это уже не индивидуальные, это не лица и имена.




Read more...Collapse )
С 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года...

ЗАРАНЕЕ ПРОШУ ТЕХ, КТО СЧИТАЕТ, ЧТО ЛЕНИНГРАД НУЖНО БЫЛО СДАТЬ, ПОЙТИ КУДА-НИБУДЬ В ДРУГОЕ МЕСТО И ТАМ ОБСУЖДАТЬ СВОИ ВЗГЛЯДЫ НА ИСТОРИЮ И НА ЧТО УГОДНО. ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ТОЛЬКО ВЫЗВАТЬ ОТВРАЩЕНИЕ И ПОЛУЧИТЬ БАН.
СПАСИБО ЗА ПОНИМАНИЕ ВСЕМ, КТО ПРОЯВИТ ПОНИМАНИЕ.

...Мне сложно писать про Блокаду связно и внятно. Я не ленинградка, но так получилось, что это большая часть моей жизни. Я читала про Блокаду очень много. Я собрала отдельную «блокадную библиотеку». И все равно писать, говорить – трудно.

Вот самая сильная для меня графическая вещь на тему Блокады. Нет, это не тот стиль, который мне нравится, но не имеет значения: здесь выражено все, что я чувствую по поводу Блокады. Этот рев льва в небеса и падающий из-под лапы каменный шар, потому что даже вечные стражи города – каменные львы – не могут вынести такую боль…



Попов-Катарсин Валентин Леонидович (1932-2005) Блокада. 1977 г.

Со своим первым «блокадником» я встретилась случайно. Давно, давно поехали мы с папой в Ленинград, обходили знаменитые кладбища, приехали на Литераторские мостки, и буквально у входа – он… Зачатый в мирной и счастливой стране – мы сейчас так много прочли про репрессии и я сама так много писала, что спотыкаюсь, когда произношу вслух или пишу «мирная и счастливая страна», но я знаю: она такой была для большинства. Для моей бабушки. Для ее соседок. В их доме арестовали всего одного человека, и то все знали, что он служил в Белой армии. А значит – за дело. Они были не правы, конечно, не за дело, никого из политических – не за дело… Но ощущение было такое: мирная и счастливая страна.
А донашивали его уже в войну. А рожали в Блокаду. Он прожил два месяца.



В этот приезд я поставила ему свечку. Могилу обновили. Дощечка новая, другая, по сравнению с той, которая была - но она у меня где-то на фотографиях еще сделанных пленочным фотоаппаратом.



Он уже ассоциировался у меня с вот этими знаменитыми и ужасными фотографиями… Похороны ребенка. Как раз на Волковском кладбище.

Read more...Collapse )

Аккуратное и красивое, торжественное мемориальное Пискаревское кладбище не дает этого ощущения живой боли, живой жизни, прерванной до срока, мучительно, жестоко.
Да, там, во рвах, тьмы и тьмы, и тьмы. Умерших от голода, погибших под бомбежками, и солдат, умерших от ран… Но все же – чтобы осознать это, надо много читать, надо проникнуться, надо прочувствовать.

Но существуют индивидуальные захоронения.
На Смоленском Православном – ближе к реке.
На Волковском – с краю, тоже возле овражка, или возле ограды.
Единственное, выделенное в начале войны, после первых бомбежек, под индивидуальные захоронения, и не вместившее всех, продолжение Смоленского кладбища на Острове Декабристов – там тоже они как-то жмутся с краю, эти индивидуальные захоронения. В центре – аккуратные могилы погибших воинов, надгробия, поставленные в память рабочим с заводов, художникам, экипажу подводной лодки…
Это хорошо, это очень хорошо, они сохранятся.
А вот индивидуальные… Их с каждым годом все меньше. Их рушит время. Их не восстанавливают.

Когда-то, после войны, к кому-то из умерших пришли родные или друзья, поставили памятник, поместили фото – такие же фото есть на довоенных надгробиях – и часто жена, пережившая мужа на несколько десятилетий (первыми умирали мужчины, следом – пожилые, потом – подростки, дольше всех продержались женщины и дети не младенческого возраста, потому что женщины выносливее, а детям отдавали старшие… И умирали…) – жена выражала желание быть похороненной рядом с мужем, умершим в Блокаду. Иногда дочь – рядом с отцом.
Некоторые надгробия оформлены даже вполне современно, то есть старый памятник семья заменила. И это счастье: остался кто-то, остались в живых, осталась семья.
Но преимущественно это могилы-сироты. Даже те, на которых есть надгробие. Сколько индивидуальных могил осталось без надгробий – тоже тьмы и тьмы, и тьмы… Умирала вся семья, некому было пометить могилу…
Они исчезают, эти индивидуальные захоронения. Поэтому в свой последний приезд я решила сфотографировать столько, сколько смогу.
Снимала на телефон, я плохо себя чувствовала и не повезла в Ленинград тяжелый фотоаппарат. Надеюсь, они простят.
Я ходила между могилами и шептала: прости, прости, прости… Пожалуйста, простите меня.
За то, что я ничего не могу сделать для вас даже теперь.
Тогда – меня не было и я была бы одной из вас, я бы погибла, живи я тогда в Ленинграде.
Но теперь…
Я ничего для вас не могу.
Вот только сфотографировать, пока эти надгробия сохранились.

Когда приехала и разбирала фотографии, поняла, что получились плохо, нечетко. Многие. Потому что руки дрожали. Я помню – как дрожали руки. Если можно было опереться на соседний, близко поставленный крест… Тогда получалось четче.
Прости, что я ничего не могу для тебя сделать, но опираюсь на твой крест, чтобы запечатлеть…
Документ. То, что нельзя забывать, и то, что исчезает. Многих запомнившихся уже нет. Сломались. Не восстановлены.
Преимущественно умирали в январе, феврале, марте, апреле 1942 года.
Я прошла по 16-17 линии Васильевского острова, по улице, по которой везли и везли на саночках мертвых – к Смоленскому кладбищу. Те же дома, которые окнами смотрели в ту зиму…

К сожалению, у меня было мало сил. Я не съездила на Серафимовское и Большеохтинское. В другой раз. Но эти надгробия, имена, даты, лица – пусть хотя бы тут, у меня сохранятся.

А в последнем посте будет большой документ о захоронениях во время Блокады.


Парфюмы, которыми пользовались Кларк Гейбл и Кэрол Ломбард. Мне повезло: я их пробовала и ее парфюм у меня даже есть благодаря другу!

Иллюстрации, которые не могли войти в статью на Фрагрантике:


Поиски останков на месте крушения




Серьги Кэрол Ломбард




Похороны Кэрол Ломбард




Похороны Кларка Гейбла




Место упокоения Кэрол Ломбард и Кларка Гейбла



Одна из моих любимых новелл Мопассана



"Некрофил", 1896, Pietro Pajetta


Семнадцатого июля тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, в половине третьего ночи, сторож Безьерского кладбища, живший в маленьком домике на краю этой обители мертвецов, был разбужен тявканьем собаки, запертой в кухне.
Он тотчас же сошел вниз и увидел, что собака яростно лает, обнюхивая порог двери, словно чует бродягу, шатающегося вокруг дома. Сторож Венсан взял ружье и осторожно вышел.
Собака побежала по направлению к аллее генерала Бонне и остановилась возле памятника г-же Томуазо.
Неслышно подвигаясь вперед, сторож вскоре заметил огонек в аллее Маланвер. Он пробрался между могилами и стал свидетелем ужасного кощунства.
Какой-то человек разрыл могилу погребенной недавно молодой женщины и вытащил оттуда ее тело.
Потайной фонарик, поставленный на кучу земли, освещал эту отталкивающую сцену.
Сторож Венсан бросился на преступника, повалил его, связал руки и отвел в полицию.
Это оказался местный адвокат, по имени Курбатайль, молодой, богатый, занимавший видное положение.
Read more...Collapse )
С разных ракурсов - очень любимая мною скульптура из музея Орсэ: "Женщина, умирающая от укуса змеи", Огюст Clesinger.



Read more...Collapse )


(Авторы фотографий не найдены)
Все куда мрачнее...




Нестеров М. В. "Больная девушка" 1928
Звали модель Зоей Бурковой и она действительно была тяжело больна.
С сайта http://nd.m-necropol.ru/burkova-zv.html
Девушка, с которой художник М.В. Нестеров написал в 1928 году картину "Больная девушка" ("Больнушка"). О Зое Бурковой известно очень мало, даже остался не выясненым год её рождения. Она приехала в Москву вместе с мамой из Ялты после землетрясения, мучительно умирала от туберкулёза, много лет была прикована к постели. Идею написать портрет умирающей девушки М.В. Нестерову подал А.Н. Толстой, семья которого была знакома с Зоей Бурковой и помогала ей. Узнав о намерении художника писать с неё портрет, Зоя Буркова сказала, что «она этому рада, что если это исполнится, то она будет думать, что жизнь её прошла недаром». Зоя Буркова умерла 23 июня 1932 года, похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище (1 уч. 15 ряд).
P.S. Картину М.В. Нестерова "Больная девушка" приобрёл в 1935 году писатель Максим Горький, ныне она находится в его Музее-квартире в Москве
Похоронена на Новодевичьем кладбище.






Лемох Карл (Кирилл) Викентьевич "У постели умирающей крестьянки"




Венецианов А.Г. "Причащение умирающей" (авторское название - «Причащение больной женщины Святых Тайн»)




Пабло Пикассо «Знание и милосердие» 1897 год







Profile

фейри, йоль
dolorka
Мачеха Белоснежки
Парфюмерные песни

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com