?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Мой Мабон

Субботу и воскресенье я провела на крыше дачи.
Согревала феном битумную ленту. Да, она так называется, и хорошая штука, но вот не уверена, что будет так же хорошо держаться, как наклеенная в более тёплый день. Приходилось впиваться пальцами,прижимать ладонями,чтобы схватилась...

Лучше бы луковичные сажать и о весне мечтать.
А мечтала только слезть оттуда и отогреться.

А ведь Мабон.
Почему-то из всех праздников Колеса - два любимейших: Мабон и Йоль. Даже Самайн не настолько...
Все прежние Мабоны были хоть немного сказочны.
Впрочем, ещё несколько дней...

А когда я сидела на крыше, надо мной пролетел гусь. Большой. Услышала странный ритмичный свист - это были его крылья.
А минут через двадцать я услышала с неба что-то похожее на собачий лай. Это были гуси. Несколько. Теперь я знаю, почему - "Гончие Гавриила". Очень похоже.

Щедрого Мабона всем, кто празднует.
А в темноте и холоде, в тишине падают яблоки.
В этом году они огромные.
В этом году мы не можем вывезти урожай, 80 процентов останется. Надеюсь, кому-то, кто сможет хоть зёрнышки выклевать из нежной плоти самых красных и самых сладких наших яблок.
А в идеале - чтобы кто-то из все съел. Они вкусные. Жаль, кабаны или олени к нам не забредают.
Помню, в Германии, в милом горном местечке, мы жили в самой дальней комнате и в окно был виден уголок сада и кормушка для оленей и кабанов.
И они приходили!
Вот бы кто-нибудь съел все это наше яблочное изобилие.





Если я все правильно нашла, автор этих прекрасных фото - Kobi Refaeli. И, кажется, это его лучшие и самые известные работы.


«Joy by Dior Intense» хочется назвать «девическим», но я вполне представляю себе женщин любого возраста, которые могут полюбить эти ягодные розы, засахаренный жасмин и лимонный ликер. Действительно интенсивный и жизнерадостный.
И все же в «Joy by Dior Intense» есть что-то юное. Быть может, это чувство бурлящей энергии? И аромат роз такой пронзительный, что кажется – цветы визжат от восторга, как девочки при виде своего кумира. Хотя для безудержного веселья не обязательно быть молодыми, нужен соответствующий настрой и обстановка…
Это ощущение беспечной и роскошной радости, которая заключена в «Joy by Dior Intense», лучше всего описано у Фицджеральда в «Великом Гэтсби»:

«По вечерам на вилле моего соседа часто звучала музыка и раздавались приглушенные голоса — волшебный гимн богатства, молодости и любви причудливо вплетался в нежную мелодию летних сумерек; словно стайки беззаботных мотыльков, кружились в танце силуэты мужчин и женщин под ласковым звездным небом; юные сатиры и вакханки резвились в призрачной синеве сада среди гейзеров шампанского. В полдень, во время прилива, я часто видел гостившую у Гэтсби компанию, молодые люди ныряли с сооруженной прямо на причальном мостике вышки, загорали на раскаленном добела песчаном пляже, а две его моторные лодки вспарывали зеркальную гладь пролива, и сразу же следом за ними взлетали над пенными водопадами белокрылые аквапланы…»

Перевод Н.Н. Лаврова





Нет, «Joy by Dior Intense» не удивит и не ошеломит вас. Главное в «Joy by Dior Intense» – качество. Этот парфюм хорошо сделан. Каждая нота звучит красиво и раскрывается вовремя, дополняя композицию новыми штрихами. В «Joy by Dior Intense» все тщательно продумано: и тот момент, когда вы почувствуете запах жасмина, и тот, когда жасмин покажется вам сахарным.

Как говорится, "это не моя чашка чая", но сделано хорошо.


Визуальное воплощение, которое предлагает реклама, все эти танцующие индейцы и грустящий у костра Джонни Депп – совсем не то, что представлялось мне, когда я вдыхала этот аромат. Особенно когда его носил человек, рядом с которым я находилась целый день.
«Sauvage Parfum» пахнет как деревянный сруб в лесу: новый, еще сочащийся смолой, когда в этой толстостенной хижине начинают топить. И вспоминаются истории всех тех людей, которые собственноручно валили лес и строили свои дома на вырубках. В сладости аромата чудится еще и сладость торжества человека, который сам сумел обеспечить себе и своим близким укрытие и тепло.
Но при этом в «Sauvage Parfum» главенствует элегантный аромат дорогого мужского одеколона, который может сочетаться только с гладковыбритым лицом и белоснежной свежей рубашкой. И с холеными руками, которые вряд ли умеют управляться с топором и даже разжечь огонь, чтобы приготовить котелок чая…
И может быть, вся прелесть – в этом контрасте?



За годы существования Sauvage Collection я привыкла к тому, что большинству пользователей и критиков «Sauvage» не нравится. Да я и сама была не в восторге от той версии, которую выпустили в 2015 году. Распробовала и сразу утратила интерес. «Sauvage» Eau de Parfum и «Sauvage Very Cool Spray» я попробовала уже после того, как познакомилась с «Sauvage Parfum» и поняла, что он мне нравится, кажется качественным, добротным мужским ароматом, без едких мыльных нот и без избыточной сладости. Что я получаю удовольствие от сочетания острых и свежих нот с теплой, уютной базой.
Он мне понравился. И я честно в этом призналась.
Но для меня он пахнет прежде всего можжевельником...



Я когда писала про "Sauvage Parfum" Christian Dior, вспомнила цитату из Ильфа и Петрова: «Здесь Паша Эмильевич, обладавший сверхъестественным чутьем, понял, что сейчас его будут бить, может быть даже ногами».
"Sauvage" все ненавидят и критикуют, а мне эта версия понравилась.
(Поэтому лайки к статье особенно приветствуются)

Интересно, конечно, что скажут мужчины, но не утонченные парфманьяки.
(Ходить по подъезду и внезапно наносить на соседей? Нет, плохая идея)



"Sauvage Parfum" - такой идеальный папин парфюм... Не для моего папы. У него другие вкусы. Некий абстрактный образ папы - глазами ребенка - папы, который может все. Если надо - все сможет.
И если уж кто-то должен рекламировать, то Джейсон Айзекс - вот как он сыграл в "Питере Пэне" 2003 года сразу и мистера Дарлинга, и капитана Крюка. И мирный папа, спрятавший свои мечты в сундук, и он же - неистовый капитан Крюк.

Дорогие и уважаемые граждане (а так же товарищи и господа) парфманьяки! И сочувствующие.
Поговорим о гадком.
Поделитесь со мной, пожалуйста, названиями своих самых ненавистных парфюмов. Гнусных и омерзительных. От которых вы вы чувствуете удушье, тошноту, желание отойти подальше от источника запаха, выйти из маршрутки, из поезда на ходу и так далее. Но меня интересуют конкретные названия. Не варианты "все парфюмы с такой-то нотой" или "все парфюмы Монталь", а конкретные названия - имена ваших личных парфюмерных демонов.
Одного. Двух. Трёх. Больше.
Мой злейший враг - "La Vie Est Belle" Lancome и ничего страшнее я пока не встретила.
Но я понимаю, что для кого-то личным демоном окажется что-то, что я обожаю и считаю шедевром... А для иных шедевром является мой демон.

Если у вас нет демона с именем - можно назвать самую ненавистную ноту. Но это для меня менее показательно, ибо сколько раз ненавистники ванили очаровывались по-настоящему красивыми ванильными ароматами, то же касается ненавистников уда, а люди, заявлявшие, что не выносят сахар в парфюмерии, выбирали сладкие ароматы с ощутимой нотой сахарной ваты... Ваниль бывает разная, сахар - тоже.
Вот я ненавижу "светлый мускус" - как правило - но иногда, очень редко, я его просто обожаю... Ненавижу, когда он едкий и с оттенком чистящего средства. Люблю, когда нежный, как кожа ребенка или лебяжий пух. Но все эти сравнения и уточнения не помогут понять, на самом-то деле.

Так что лучше - имя демона.
Если демон стар - приблизительный год вашего знакомства, ибо иногда парфюмерные ангелы становятся демонами...

Для привлечения внимания картинка Вильгельма Котарбинского "Могила самоубийцы" - я его люблю, но люди с тонким вкусом содрогаются от отвращения.

Внимание! У меня взломали WhatsApp. А может и телефон, если это возможно. Я сейчас буду решать этот вопрос, насколько это возможно. Позвоню в МТС, напишу в техподдержку WhatsApp.
Сообщения приходят - нет, не с моего телефона - с номера : +7 910 479-35-01. С моей фотографией. Без имени. Просто мое фото.
Если вам якобы я напишу с просьбой о деньгах - это буду не я.
Вообще, любые обращения от меня, которые покажутся странными, будут не от меня. Возможно, там не только WhatsApp... И я понятия не имею, как это сделано...
По опасным ссылкам не переходила, вообще ничего странного не происходило. Слетела на рабочем столе смартфона программа прогноза погоды вчера. И все - из странного.
Пишут очень безграмотно и вульгарно, но имена моего списка контактов правильные, вот только они не знают, что некоторых подруг я не называю "Аня" или "Маша", а по привычным издавна никнеймам... И вообще не было привычки называть по имени...

Apd: все пароли сменила. Поставила на телефон Касперского. Он ничего не нашел... В службу WhatsApp написала. Жду какой-нибудь ответ. Будьте бдительны.


Сегодня не день Памяти и Скорби. Он будет 22 июня. Сегодня - Праздник. Праздник Победы.
С Праздником, единомышленники.

На Фрагрантике, довольно неожиданно для меня, поставили статью, на публикацию которой я даже не рассчитывала.
О женщинах на войне. О женском, пронесенном сквозь войну. Реальные дорогие воспоминания. Отрывки из мемуаров и писем. Золотые песчинки памяти. Не золотая роза, но золотая незабудка - из песчинок. Золотая - потому что воспоминания драгоценны...

Tags:



Умерла Нина Матвеевна Соротокина. Автор «Гардемаринов». Автор множества прекрасных книг. Мой друг. Мой давний, давний друг.
Я очень ее люблю. В настоящем времени.

Да, это было ожидаемо. Она была тяжело больна. Но она была полна оптимизма. По-дурацки звучит, но как сказать? Она была уверена, что все будет хорошо, хотя предполагала, что может и не быть, но все же надеялась на лучшее.
Мы планировали встретиться после майских.
Я собиралась привезти, как всегда, ей живые цветы, она больше всего любила цветы.
Когда-то, когда в Москве продавали хороший сыр, а она была здорова, я приезжала с сыром и цветами. Потом – только с цветами и чем-нибудь… Впрочем, не важно.

Сегодня половину дня я плакала или просматривала фото, или перечитывала отрывки из книг, или письма, или… Или просто ходила по комнате и пыталась как-то осознать, принять, внутри своей души эту – не песчинку, осколок с острыми краями – чем-то обмотать, смягчить. Я хотела написать красивый текст. Я же писатель. Я должна уметь.

Даже когда у меня болит душа, болит голова, я разваливаюсь на части, потому что – как описать, чем была для меня Нина Матвеевна? Чем она для меня – остается?

Знаете, мне не очень понравился когда-то фильм «Гардемарины, вперед», но нас не баловали историческими приключенческими фильмами с любовью, звоном шпаг и романтическими песнями, а в отрочестве этого так хочется… Поэтому, когда фильм повторяли, я села смотреть. Перед фильмом выступали его создатели. И тогда я увидела ее. Нину Матвеевну. И я узнала, что несмотря на то, что в списке авторов сценария она была на последнем месте, на самом деле роман написала она.

Исторический роман.
Про любовь и приключения.
В наше (то – наше) время.
Написала женщина.

Те, кто мне не ровесник и не старше, просто не поймут… Для меня это было – как солнечный удар.
Я влюбилась. Я влюбилась в нее, за то что она писательница и пишет про то, что мне интересно, хотя я еще не читала ее книг.

Понимаете, я тоже тогда писала исторические романы. Но я была еще подросток. У нас в семье были медики, технари, военные. Но не было никого, кто имел бы отношение к литературе – запойное чтение не считается. И мне казалось, что никогда, никогда ничего подобного издавать не будут, а надо писать про наше время, а если историческое – то про всякие восстания, с минимумом про чувства – и никаких приключений, никакого Дюма! А тут все это было… И никаких восстаний! Никакой пугачевщины! Никаких народовольцев!

Я мечтала о встрече с ней, как другие девочки мечтали о встрече с любимым актером, каким-нибудь Вениамином Смеховым или… Господи, я не знаю, о ком еще мечтали. Мои подруги были влюблены в Смехова. В его Атоса или Воланда. Поэтому я просто не знаю других вариантов влюбленности в актеров.

Я не буду описывать, как я ее искала. В те времена, когда не было никакого интернета. Но я нашла. Ей передали мой телефон и рукопись. Она прочла и пригласила меня к себе. Это было самое волнующее свидание за всю мою жизнь. Я помню, как я обожглась щипцами, завивая волосы, как прибежала в магазин цветов к открытию и выбирала букет роз. Я помню каждый миг того дня. И какая она была высокая и величественная, какая изысканная светская дама, яркая, ошеломляющая, добрая, сочувствующая, как бережно она отнеслась к моему еще отроческому самолюбию, как она мне сказала, что помочь с публикацией не может… Господи, да мне это не было надо, я прекрасно понимала, что пока еще – я не написала такое, что можно публиковать! Но я всегда была чертовски не уверена в себе. И я ее спросила, как она думает, смогу ли я стать писателем? И она мне сказала, что я уже писатель, нет никаких сомнений, но надо много работать и много писать, постоянно оттачивать навык, не огорчаться неудачам, просто писать и писать, как она, всю жизнь… И что это трудно, очень трудно, что родные могут не понимать, что муж может не понимать, но если не можешь не писать, если вот так в тебе живут слова, строчки – значит, надо…
Для меня были очень важны ее слова. Очень.

И все сбылось.
Правда, не гладко, металась от заказухи к своему… и обратно… попытка попасть в струю, что называется, а потом – отказ от этих попыток… Но все это не важно. Главное, что она меня поддержала в момент, когда я стояла на распутье, когда я не была уверена, а ее слово значило для меня очень много.
Даже если она сказала из чистой доброты.
Потому что она была невероятно добрым человеком, понимающим все.
Всегда.

И с тех пор много лет я приезжала к ней, звонила ей, мы писали друг другу письма, мы говорили о декабристах, о Екатерине Великой, яростно спорили о Петре I, мы обсуждали новинки литературы, она всегда была в курсе всего…

Она меня спросила в первую встречу, кто мне нравится из мальчиков в кино. Из мальчиков в кино не нравился никто. Мне нравился де Брильи. Не Боярский – де Брильи. Для меня четкое разграничение актера и персонажа.
Когда я прочла книгу, я влюбилась в Никиту. И она подарила его мне. Она списала его жену, Мелитрису Репнинскую, с юной меня. Она меня так видела. Конечно, она видела меня лучше, чем я была на самом деле. Это был лучший подарок в моей жизни. То, чем я никогда не перестану гордиться. Я смогла вдохновить любимого писателя – и я оказалась в мире ее книг… Не совсем я. Но что-то от меня.

Моя любовь к полудрагоценным камням, конечно, зародилась в музее Ферсмана, но я не думала, что их еще и можно на пальцах носить и любоваться. Ее огромные кольца, особенно мое любимое, которое она носила, когда снимались «Гардемарины» - я их никогда уже не увижу, я не увижу это кольцо, а я всегда просила вынуть его и еще раз посмотреть, она надевала его, даже уже страдая артритом, для меня, это было волшебное наше кольцо.
Я хотела подарить ей кольцо с большим камнем, но это было слишком поздно – она уже их не носила, только любовалась. И живые цветы радовали ее больше. Я и духи никогда ей не дарила, хотя хотела. Но она не очень любила духи.
Она любила наряды и украшения, а больше всего беседы, интересные беседы, она любила общество, она так и не стала «старушкой», она осталась светской дамой, интеллектуалкой, ироничной, утонченной, блистательной. Даже в домашнем сарафане. Даже когда она ходила за грибами. Всегда. Она была светской дамой. Глядя на нее, я поняла истинное значение этих слов. И поняла, что не важно, во что одета дама. Важна суть. Суть ее была именно такой. Она могла бы быть хозяйкой литературного салона – в другое время… Или в другом месте…

Нет, невозможно рассказать о человеке, который был почти родственник – близкий духовный родственник – наставник, друг – почти тридцать лет. Мы немного недотянули до юбилея. Это большая часть моей жизни. А она, Нина Матвеевна, она была так многогранна, так интересна, так…
Так любима.
Я люблю ее. Она любила меня. Как бы хотелось верить, что и сейчас любит. Но я не могу поверить. Я могу только хотеть.

Мне хотелось написать признание в любви, но емкое и красивое, и как всегда у меня не получилось емко, даже не уверена, что кто-то осилит эти выплески души…

Она умерла вчера. Рано утром 7 мая.
Я узнала сегодня утром. Позвонила ее невестка, Наташа. А потом мой телефон внезапно выключился. И долго не работал. Словно разряд негативной энергии из моего мозга его поразил. Хотя я знаю, что так не бывает, он просто разрядился и снова работает… Просто оставшись с мертвым телефоном в руках я почувствовала себя… Нет, это все ерунда.

Она умирала в реанимации. Ее невестка Наташа рассказала мне, что врачи были очень заботливы, что в реанимации постоянно кто-то находился из близких, что туда пускали друзей.
Я ничего не знала.
Я не знала, что она в реанимации.
Когда мы с ней говорили, она собиралась на операцию и была уверена в хорошем исходе, если перенесет наркоз.
Она перенесла пять наркозов…
Но потом просто устала. Организм устал. Она ушла.
Ее нет и больше никогда не будет.
Я не услышу ее голос. Я не привезу ей книгу. Я не подарю ей цветы. Я не буду с ней спорить. Я не увижу ее «то самое» кольцо.
Все кончено.

Только моя любовь со мной, она во мне заперта.

Если в тексте есть ошибки, опечатки, простите меня. У меня нет времени выдержать и отработать этот текст.

Нина Матвеевна любила живые цветы. Если я смогу попасть на похороны (ситуация такая, что возможно, я не смогу) – я привезу ей живые цветы. А еще я буду заказывать венок. От себя. Обязательно. С доставкой туда.

Кто-то из тех, кто любил ее книги, хочет заказать отдельный венок «От любящих читателей»? Скинуться и чтобы я заказала? Чтобы венок отправили вместе с моим?
Это не обязательно, это по желанию, сугубо. Просто я знаю, что очень многие любили ее книги. Возможно, вам захочется? Пишите сюда, я пришлю номер карты Сбербанка или пейпал для иностранцев.

Но те, кто хочет приехать попрощаться – лучше живые цветы.
Она всегда любила живые цветы. Любые.

Прощание с Ниной Матвеевной Соротокиной состоится 10 мая в Троицке.

11.00 – панихида в МоСТ.
Адрес: площадь Верещагина, дом 1
Наташа написала мне: «Площадь будет зарежимлена. Пускать только машины на панихиду, скажите, чтобы сообщали, что едут на прощание».

12.30 – отпевание, Троицкий Храм. Адрес ул. Солнечная, дом 1.
13.30 – Троицкое городское кладбище. Но думаю, прямо туда приезжать не надо, не найдете.
14.30 – поминки, пикник.
Да, пикник. Потому что это поминки по Нине Матвеевне!

Я не знаю, как отключить возможность перепоста. Эту запись не надо перепощивать. Она для круга своих. Я не закрываю ее. Потому что бывает, что человек «свой», а ты его не знаешь… Но пожалуйста, отнеситесь с пониманием. В этой записи много личного. Да, я знаю, что с личным, запощенным открыто, можно сделать все, что хочешь… Но я надеюсь на порядочность. Все же те, кого интересовала Соротокина и ее книги, они все «свои» и слово «честь» для них имеет смысл и значение.

Следующую – про прощание – можно перепощивать. Вдруг кому-то нужна эта информация.

Вот тут фотографии, которые у меня есть. У нас нет ни одного совместного фото. Ни одного за 29 лет дружбы. Селфи я не умела делать. И никто нас не сфотографировал. Но мы обычно встречались вдвоем.

Read more...Collapse )


Новая парфюмерная линейка, посвященная творчеству (и жизни, насколько я поняла) Шарля Бодлера. По моим ощущениям, ближе к сути его парфюмерного сада, чем «Charogne» Etat Libre d'Orange – и, кстати, никакой падали. Но горечь и увядание, яд на лепестках… Ароматы для злых волшебниц и печальных готических дев.
«Yris Oscuro» - самый депрессивный аромат, какой мне случалось пробовать, это просто воплощение депрессии в парфюме!
Моя любовь - «Violette Lysergique». Кстати, спустя часа полтора после нанесения она пахнет похоже на «Meteorites» Guerlain. Скажу так: наиболее похоже – из всего, что я пробовала.



Совершенно не знаю, о чем писать ко Дню Победы на Фрагрантику. Нет, конечно, Виктория Власова напишет про какие-нибудь духи, посвященные юбилею Победы, и это будет замечательная, четкая, информативная статья про винтажи.
Но мне хочется про человека.
Про женщину, которая была героиней или труженицей, или звездой эпохи, и про ее духи.

Про Орлову не хочу - я не пробовала ее духи.
Про Серову не могу - на русской Фрагрантике очень жестокие комментаторы, они разберут ее личную жизнь и пройдутся по ее нравственности, а у нее дочь жива, я просто не хочу такого...
Про других не знаю, какие у них были духи.

Идеально было бы найти потомков какой-нибудь настоящей героини. Не актрисы, а героини.
Причем потомков, которые помнят, какими духами пользовалась бабушка.
И еще - которые не захотят платы за информацию.
А то я так долго добивалась возможности написать про очень любимую польскую актрису, переписывалась, ждала, но потом меня огорошили требованием платы за интервью (хотя вообще я хотела не интервью, а только список любимых парфюмов). Я-то привыкла, что у нас за интервью актрисы не просят платы. И не знала, что в Европе иначе, было стыдно...

Оплатить интервью я не смогу. Впрочем, я не нашла никаких потомков никаких героинь... Это все так, фантазии, а писать надо УЖЕ. И о чем? О чем таком, общечеловеческом, но чтобы и про парфюмерию, написать? Нет, могу, конечно, не писать. Но для меня это слишком важный день. И хочется напоминать - везде.

В прошлом году в статье выложила все общие знания, какие у меня были.
В этом году писать нечего...




Из Милана я вернулась с морем впечатлений и вдохновения.
С горой пробников и некоторым количеством флаконов (небольшим).
С новым чемоданом цвета вареного омара (покупала в воскресенье, работал только магазин в Чентрале, и там был только один чемодан с утопленными колесиками, которые не отобьют при первой же перегрузки, и он был цвета вареного омара).

Вот первая статья о моих впечатлениях - не всех, тут только цветочные ароматы, которые меня особенно порадовали. А все остальные, которые особенно порадовали, и подробнее про другие цветочные, будет потом. Обязательно. Кое-что уже написано и сдано.
Будет про дивные чайные ароматы.
Будет про новые в винтажном стиле.
Будет про ирисы.
Будет про ароматы, на создание которых Шарль Бодлер вдохновил жизнью и творчеством...
И еще, надеюсь, будет, если не случится что-то, что отобьет мне вдохновение. Но я надеюсь, что на том вливании счастья, которое я получила на выставке, я еще какое-то время продержусь.

Это было счастье. Я, правда, ощущала себя мумифицированной в ароматах, но это было счастье. Мне эта выставка показалась гораздо интереснее предыдущей, я открыла для себя столько прекрасного, столько источников радости...

И еще были люди. Замечательные, очень интересные люди. Разговоры. Временно я даже перестала быть минотавром-интровертом.
Хотя вообще, я - это он...
(Авторство принадлежит группе "Страдающее Средневековье")



А сейчас придется очень, очень много работать. Как минимум до конца майских.

Profile

фейри, йоль
dolorka
Мачеха Белоснежки
Парфюмерные песни

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com