?

Log in

No account? Create an account


Нина Матвеевна Соротокина
1 января 1935, Дегтярск — 7 мая 2019, Москва


Еще раз про прощание:

Прощание с Ниной Матвеевной Соротокиной состоится 10 мая в Троицке.

11.00 – панихида в МоСТ.
Адрес: площадь Верещагина, дом 1
Невестка Наташа написала мне: «Площадь будет зарежимлена
Пускать только машины на панихиду , скажите своим что б сообщали , что едут на прощание».

12.30 – отпевание, Троицкий Храм. Адрес ул. Солнечная, дом 1.
13.30 – Троицкое городское кладбище. Но думаю, прямо туда приезжать не надо, не найдете.
14.30 – поминки, пикник.
Да, пикник. Потому что это поминки по Нине Матвеевне!

Если захотите приехать – это, кстати, несложно из Москвы - она любила живые цветы. Она очень любила живые цветы. И она любила общество своих единомышленников. А читатели – всегда единомышленники.


Умерла Нина Матвеевна Соротокина. Автор «Гардемаринов». Автор множества прекрасных книг. Мой друг. Мой давний, давний друг.
Я очень ее люблю. В настоящем времени.

Да, это было ожидаемо. Она была тяжело больна. Но она была полна оптимизма. По-дурацки звучит, но как сказать? Она была уверена, что все будет хорошо, хотя предполагала, что может и не быть, но все же надеялась на лучшее.
Мы планировали встретиться после майских.
Я собиралась привезти, как всегда, ей живые цветы, она больше всего любила цветы.
Когда-то, когда в Москве продавали хороший сыр, а она была здорова, я приезжала с сыром и цветами. Потом – только с цветами и чем-нибудь… Впрочем, не важно.

Сегодня половину дня я плакала или просматривала фото, или перечитывала отрывки из книг, или письма, или… Или просто ходила по комнате и пыталась как-то осознать, принять, внутри своей души эту – не песчинку, осколок с острыми краями – чем-то обмотать, смягчить. Я хотела написать красивый текст. Я же писатель. Я должна уметь.

Даже когда у меня болит душа, болит голова, я разваливаюсь на части, потому что – как описать, чем была для меня Нина Матвеевна? Чем она для меня – остается?

Знаете, мне не очень понравился когда-то фильм «Гардемарины, вперед», но нас не баловали историческими приключенческими фильмами с любовью, звоном шпаг и романтическими песнями, а в отрочестве этого так хочется… Поэтому, когда фильм повторяли, я села смотреть. Перед фильмом выступали его создатели. И тогда я увидела ее. Нину Матвеевну. И я узнала, что несмотря на то, что в списке авторов сценария она была на последнем месте, на самом деле роман написала она.

Исторический роман.
Про любовь и приключения.
В наше (то – наше) время.
Написала женщина.

Те, кто мне не ровесник и не старше, просто не поймут… Для меня это было – как солнечный удар.
Я влюбилась. Я влюбилась в нее, за то что она писательница и пишет про то, что мне интересно, хотя я еще не читала ее книг.

Понимаете, я тоже тогда писала исторические романы. Но я была еще подросток. У нас в семье были медики, технари, военные. Но не было никого, кто имел бы отношение к литературе – запойное чтение не считается. И мне казалось, что никогда, никогда ничего подобного издавать не будут, а надо писать про наше время, а если историческое – то про всякие восстания, с минимумом про чувства – и никаких приключений, никакого Дюма! А тут все это было… И никаких восстаний! Никакой пугачевщины! Никаких народовольцев!

Я мечтала о встрече с ней, как другие девочки мечтали о встрече с любимым актером, каким-нибудь Вениамином Смеховым или… Господи, я не знаю, о ком еще мечтали. Мои подруги были влюблены в Смехова. В его Атоса или Воланда. Поэтому я просто не знаю других вариантов влюбленности в актеров.

Я не буду описывать, как я ее искала. В те времена, когда не было никакого интернета. Но я нашла. Ей передали мой телефон и рукопись. Она прочла и пригласила меня к себе. Это было самое волнующее свидание за всю мою жизнь. Я помню, как я обожглась щипцами, завивая волосы, как прибежала в магазин цветов к открытию и выбирала букет роз. Я помню каждый миг того дня. И какая она была высокая и величественная, какая изысканная светская дама, яркая, ошеломляющая, добрая, сочувствующая, как бережно она отнеслась к моему еще отроческому самолюбию, как она мне сказала, что помочь с публикацией не может… Господи, да мне это не было надо, я прекрасно понимала, что пока еще – я не написала такое, что можно публиковать! Но я всегда была чертовски не уверена в себе. И я ее спросила, как она думает, смогу ли я стать писателем? И она мне сказала, что я уже писатель, нет никаких сомнений, но надо много работать и много писать, постоянно оттачивать навык, не огорчаться неудачам, просто писать и писать, как она, всю жизнь… И что это трудно, очень трудно, что родные могут не понимать, что муж может не понимать, но если не можешь не писать, если вот так в тебе живут слова, строчки – значит, надо…
Для меня были очень важны ее слова. Очень.

И все сбылось.
Правда, не гладко, металась от заказухи к своему… и обратно… попытка попасть в струю, что называется, а потом – отказ от этих попыток… Но все это не важно. Главное, что она меня поддержала в момент, когда я стояла на распутье, когда я не была уверена, а ее слово значило для меня очень много.
Даже если она сказала из чистой доброты.
Потому что она была невероятно добрым человеком, понимающим все.
Всегда.

И с тех пор много лет я приезжала к ней, звонила ей, мы писали друг другу письма, мы говорили о декабристах, о Екатерине Великой, яростно спорили о Петре I, мы обсуждали новинки литературы, она всегда была в курсе всего…

Она меня спросила в первую встречу, кто мне нравится из мальчиков в кино. Из мальчиков в кино не нравился никто. Мне нравился де Брильи. Не Боярский – де Брильи. Для меня четкое разграничение актера и персонажа.
Когда я прочла книгу, я влюбилась в Никиту. И она подарила его мне. Она списала его жену, Мелитрису Репнинскую, с юной меня. Она меня так видела. Конечно, она видела меня лучше, чем я была на самом деле. Это был лучший подарок в моей жизни. То, чем я никогда не перестану гордиться. Я смогла вдохновить любимого писателя – и я оказалась в мире ее книг… Не совсем я. Но что-то от меня.

Моя любовь к полудрагоценным камням, конечно, зародилась в музее Ферсмана, но я не думала, что их еще и можно на пальцах носить и любоваться. Ее огромные кольца, особенно мое любимое, которое она носила, когда снимались «Гардемарины» - я их никогда уже не увижу, я не увижу это кольцо, а я всегда просила вынуть его и еще раз посмотреть, она надевала его, даже уже страдая артритом, для меня, это было волшебное наше кольцо.
Я хотела подарить ей кольцо с большим камнем, но это было слишком поздно – она уже их не носила, только любовалась. И живые цветы радовали ее больше. Я и духи никогда ей не дарила, хотя хотела. Но она не очень любила духи.
Она любила наряды и украшения, а больше всего беседы, интересные беседы, она любила общество, она так и не стала «старушкой», она осталась светской дамой, интеллектуалкой, ироничной, утонченной, блистательной. Даже в домашнем сарафане. Даже когда она ходила за грибами. Всегда. Она была светской дамой. Глядя на нее, я поняла истинное значение этих слов. И поняла, что не важно, во что одета дама. Важна суть. Суть ее была именно такой. Она могла бы быть хозяйкой литературного салона – в другое время… Или в другом месте…

Нет, невозможно рассказать о человеке, который был почти родственник – близкий духовный родственник – наставник, друг – почти тридцать лет. Мы немного недотянули до юбилея. Это большая часть моей жизни. А она, Нина Матвеевна, она была так многогранна, так интересна, так…
Так любима.
Я люблю ее. Она любила меня. Как бы хотелось верить, что и сейчас любит. Но я не могу поверить. Я могу только хотеть.

Мне хотелось написать признание в любви, но емкое и красивое, и как всегда у меня не получилось емко, даже не уверена, что кто-то осилит эти выплески души…

Она умерла вчера. Рано утром 7 мая.
Я узнала сегодня утром. Позвонила ее невестка, Наташа. А потом мой телефон внезапно выключился. И долго не работал. Словно разряд негативной энергии из моего мозга его поразил. Хотя я знаю, что так не бывает, он просто разрядился и снова работает… Просто оставшись с мертвым телефоном в руках я почувствовала себя… Нет, это все ерунда.

Она умирала в реанимации. Ее невестка Наташа рассказала мне, что врачи были очень заботливы, что в реанимации постоянно кто-то находился из близких, что туда пускали друзей.
Я ничего не знала.
Я не знала, что она в реанимации.
Когда мы с ней говорили, она собиралась на операцию и была уверена в хорошем исходе, если перенесет наркоз.
Она перенесла пять наркозов…
Но потом просто устала. Организм устал. Она ушла.
Ее нет и больше никогда не будет.
Я не услышу ее голос. Я не привезу ей книгу. Я не подарю ей цветы. Я не буду с ней спорить. Я не увижу ее «то самое» кольцо.
Все кончено.

Только моя любовь со мной, она во мне заперта.

Если в тексте есть ошибки, опечатки, простите меня. У меня нет времени выдержать и отработать этот текст.

Нина Матвеевна любила живые цветы. Если я смогу попасть на похороны (ситуация такая, что возможно, я не смогу) – я привезу ей живые цветы. А еще я буду заказывать венок. От себя. Обязательно. С доставкой туда.

Кто-то из тех, кто любил ее книги, хочет заказать отдельный венок «От любящих читателей»? Скинуться и чтобы я заказала? Чтобы венок отправили вместе с моим?
Это не обязательно, это по желанию, сугубо. Просто я знаю, что очень многие любили ее книги. Возможно, вам захочется? Пишите сюда, я пришлю номер карты Сбербанка или пейпал для иностранцев.

Но те, кто хочет приехать попрощаться – лучше живые цветы.
Она всегда любила живые цветы. Любые.

Прощание с Ниной Матвеевной Соротокиной состоится 10 мая в Троицке.

11.00 – панихида в МоСТ.
Адрес: площадь Верещагина, дом 1
Наташа написала мне: «Площадь будет зарежимлена. Пускать только машины на панихиду, скажите, чтобы сообщали, что едут на прощание».

12.30 – отпевание, Троицкий Храм. Адрес ул. Солнечная, дом 1.
13.30 – Троицкое городское кладбище. Но думаю, прямо туда приезжать не надо, не найдете.
14.30 – поминки, пикник.
Да, пикник. Потому что это поминки по Нине Матвеевне!

Я не знаю, как отключить возможность перепоста. Эту запись не надо перепощивать. Она для круга своих. Я не закрываю ее. Потому что бывает, что человек «свой», а ты его не знаешь… Но пожалуйста, отнеситесь с пониманием. В этой записи много личного. Да, я знаю, что с личным, запощенным открыто, можно сделать все, что хочешь… Но я надеюсь на порядочность. Все же те, кого интересовала Соротокина и ее книги, они все «свои» и слово «честь» для них имеет смысл и значение.

Следующую – про прощание – можно перепощивать. Вдруг кому-то нужна эта информация.

Вот тут фотографии, которые у меня есть. У нас нет ни одного совместного фото. Ни одного за 29 лет дружбы. Селфи я не умела делать. И никто нас не сфотографировал. Но мы обычно встречались вдвоем.

Read more...Collapse )


Новая парфюмерная линейка, посвященная творчеству (и жизни, насколько я поняла) Шарля Бодлера. По моим ощущениям, ближе к сути его парфюмерного сада, чем «Charogne» Etat Libre d'Orange – и, кстати, никакой падали. Но горечь и увядание, яд на лепестках… Ароматы для злых волшебниц и печальных готических дев.
«Yris Oscuro» - самый депрессивный аромат, какой мне случалось пробовать, это просто воплощение депрессии в парфюме!
Моя любовь - «Violette Lysergique». Кстати, спустя часа полтора после нанесения она пахнет похоже на «Meteorites» Guerlain. Скажу так: наиболее похоже – из всего, что я пробовала.



Совершенно не знаю, о чем писать ко Дню Победы на Фрагрантику. Нет, конечно, Виктория Власова напишет про какие-нибудь духи, посвященные юбилею Победы, и это будет замечательная, четкая, информативная статья про винтажи.
Но мне хочется про человека.
Про женщину, которая была героиней или труженицей, или звездой эпохи, и про ее духи.

Про Орлову не хочу - я не пробовала ее духи.
Про Серову не могу - на русской Фрагрантике очень жестокие комментаторы, они разберут ее личную жизнь и пройдутся по ее нравственности, а у нее дочь жива, я просто не хочу такого...
Про других не знаю, какие у них были духи.

Идеально было бы найти потомков какой-нибудь настоящей героини. Не актрисы, а героини.
Причем потомков, которые помнят, какими духами пользовалась бабушка.
И еще - которые не захотят платы за информацию.
А то я так долго добивалась возможности написать про очень любимую польскую актрису, переписывалась, ждала, но потом меня огорошили требованием платы за интервью (хотя вообще я хотела не интервью, а только список любимых парфюмов). Я-то привыкла, что у нас за интервью актрисы не просят платы. И не знала, что в Европе иначе, было стыдно...

Оплатить интервью я не смогу. Впрочем, я не нашла никаких потомков никаких героинь... Это все так, фантазии, а писать надо УЖЕ. И о чем? О чем таком, общечеловеческом, но чтобы и про парфюмерию, написать? Нет, могу, конечно, не писать. Но для меня это слишком важный день. И хочется напоминать - везде.

В прошлом году в статье выложила все общие знания, какие у меня были.
В этом году писать нечего...




Из Милана я вернулась с морем впечатлений и вдохновения.
С горой пробников и некоторым количеством флаконов (небольшим).
С новым чемоданом цвета вареного омара (покупала в воскресенье, работал только магазин в Чентрале, и там был только один чемодан с утопленными колесиками, которые не отобьют при первой же перегрузки, и он был цвета вареного омара).

Вот первая статья о моих впечатлениях - не всех, тут только цветочные ароматы, которые меня особенно порадовали. А все остальные, которые особенно порадовали, и подробнее про другие цветочные, будет потом. Обязательно. Кое-что уже написано и сдано.
Будет про дивные чайные ароматы.
Будет про новые в винтажном стиле.
Будет про ирисы.
Будет про ароматы, на создание которых Шарль Бодлер вдохновил жизнью и творчеством...
И еще, надеюсь, будет, если не случится что-то, что отобьет мне вдохновение. Но я надеюсь, что на том вливании счастья, которое я получила на выставке, я еще какое-то время продержусь.

Это было счастье. Я, правда, ощущала себя мумифицированной в ароматах, но это было счастье. Мне эта выставка показалась гораздо интереснее предыдущей, я открыла для себя столько прекрасного, столько источников радости...

И еще были люди. Замечательные, очень интересные люди. Разговоры. Временно я даже перестала быть минотавром-интровертом.
Хотя вообще, я - это он...
(Авторство принадлежит группе "Страдающее Средневековье")



А сейчас придется очень, очень много работать. Как минимум до конца майских.
Из Милана про Милан писать было некогда. Вставали рано, ложились поздно, весь день работали, вечером записывала впечатления, что не забыть, теперь записи очень пригодятся...
Вот тут будет несколько фотографий меня.

Read more...Collapse )
Очень личная получилась статья. Учила меня одна мудрая и опытная коллега - не писать личного, не писать про своих бабушек, про маму, про реальное из детства, но про духи "Манон" я иначе просто не могла. Очень много у меня с ними связано. Давно хотела написать, давно написала, потом долго не решалась отдать... В результате даже не могу трезво оценить, интересно ли получилось. Слишком мое.



Советские парфюмеры часто черпали вдохновение для своих творений в литературе, и многие женские персонажи получили свое ароматное воплощение: «Пиковая дама», «Анна Каренина», «Ассоль», «Турандот», «Манон», «Кармен», «Сольвейг», «Эвридика», «Эсмеральда», «Джульетта» (в паре с «Ромео»), «Золушка» — впрочем, последнее не имя, но настоящего имени этой героини мы не знаем, — и конечно, это далеко не полный список…
Для меня тема сближения литературы и парфюмерии так же важна и близка, как и тема парфюмерных биографий. Но некоторые из парфюмов с именами литературных героинь имеют для меня особое значение. Потому что это – парфюмы из детства, потому что они – часть не только прошлого российской парфюмерии, но и моего личного прошлого, как, например, духи «Пиковая дама».
Духи «Манон» я тоже помню с детства. Флакон в виде женской фигурки, с уже потемневшей жидкостью, стоял в бабушкиной комнате, в глубине резного орехового шкафчика. Ими не пользовались: они были памятником прошлому. Когда-то это были бабушкины повседневные духи. Для вечера – «Пиковая дама», а на каждый день – «Манон».
В то время, когда я познакомилась с «Манон», бабушка духами уже не пользовалась. Все женское, кокетливое она отринула, она была из тех женщин, для которых со смертью любимого человека из жизни уходило счастье. Бабушка жила для других, а в этой жизни духи были не нужны, аромат вызывал лишь грустные воспоминания о невозвратном… Равно как и хранившиеся в комоде кружевные воротники, медальоны, красивые перчатки: иногда я доставала их, чтобы полюбоваться.
Я вынимала из шкафчика «Манон» и нюхала духи. Мне, маленькой, казалось, что они пахнут чудесно. Белыми лилиями, аромат которых тогда казался мне самым прекрасным из цветочных ароматов. Тайной ушедшего времени…
Я тогда еще не сопоставляла их с 50-ми или 60-ми, когда их носила бабушка.
Для меня этот запах подходил ко всем детским историям из XIX и начала ХХ века. Все «настоящие девочки» — не те, из советской литературы, отважные любительницы приключений, которые любому мальчишке дадут фору, а «настоящие» — например, Сонечка Валахина из «Детства» Л.Н. Толстого или Лиля Бабкина из «Детства Никиты» А.Н.Толстого, — все они для меня пахли смолисто-лилейным ароматом «Манон».
Потому что «Sikkim» Lancome, которыми в то время пользовалась мама, или «Estee» Estée Lauder, которыми пользовалась другая моя бабушка, были для меня духи из нашего времени. «Живые духи».
А «Манон», изгнанная в глубину шкафчика, в котором хранились уже никому не нужные, устаревшие прадедовские книги по медицине, многие на иностранных языках, так что вовсе непонятные, да еще какие-то вещи, символизировавшие навсегда утраченное прошлое, — «Манон» была для меня запахом неведомого, книжного, желанного для меня и недостижимого.
Дальше - здесь...

Случайно нашла. Очень красивые иллюстрации к "Истории кавалера де Грие и Манон Леско". Обычно я больше всего люблю иллюстрацию, где де Грие уже вырыл могилу обломком шпаги и собственными руками, и в последний раз смотрит на лицо Манон... Но здесь именно эта иллюстрация - не самая интересная. Самая интересная - де Грие с головой в руках на фоне гильотины. Полагаю, свой рассказ он ведет, уже почти соединившись с Манон...
В юности я не понимала эту вещь. Манон мне казалась отвратительной. Де Грие - глупым.
Теперь поняла. Любовь - такая странная штука, многое теряет значение и ценность по сравнению с главной ценностью: жизнью и благополучием любимого существа. А потом... Лучше в ад, но с любимой, чем в рай - но без нее. Лучше вечность в аду, как у Паоло и Франчески, но - не разомкнуть объятий.

"Была зарыта шпагой, не лопатой
Манон Леско!"

(с) Михаил Кузмин

Manon Lescaut
New York: Dodd, Mead and Company, 1928
ALASTAIR, illustrator

02941_7.jpg

02941_7.jpg

02941_7.jpg

Read more...Collapse )


«Daïma» – не новинка среди парфюмов Fragonard, но официально в Россию его привезли только сейчас.
На официальном сайте Fragonard парфюм «Daïma» позиционируется как восточный. Да и с само слово «daima» мне удалось найти только в турецком языке, где оно означает «вечный», «постоянный», «неизменный». Но я не ощущаю в нем никаких восточных нот, даже «восточных в западном исполнении».
Этому парфюму больше подошло бы название «Le Billet doux» («Любовное письмо») или «Le Baiser à la dérobée» («Поцелуй украдкой») – в честь картин Жана-Оноре Фрагонара.
Для тех, кто устал от пронзительных мускусов, запаха жженой резины, горелого дерева, латекса, шафрана, сахарной ваты и уда, популярных в современной парфюмерии, и при этом не хочет пахнуть просто свежевыстиранной тканью, мылом и прочими «ароматами чистоты» — «Daïma» станет находкой. С ним можно отдохнуть от резких запахов, все же не лишая себя удовольствия вдыхать классический парфюмерный букет.

Подробно – здесь…



Российский парфюмер Николай Еремин представил на VAST 2019 несколько новых парфюмов, среди которых наиболее интересными мне кажутся парные: мужской «Incubus» и женский «Succubus».
Два аромата, посвященные демонам вожделения.
Ароматы с названиями, эксплуатирующими тему секса, появляются постоянно, равно как и парфюмы, которым приписывается некое особое воздействие на противоположный пол…
Но здесь – совсем другая история. Вернее, легенда. Древняя, мрачная, пугающая, чарующая – в зависимости от того, как ее рассказать.
У Николая Еремина получилось чарующе.

Про инкубов, суккубов и ароматы...

Profile

фейри, йоль
dolorka
Мачеха Белоснежки
Парфюмерные песни

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com